12 января

12 января

Боливия, 12 января

Вечером мы пересекли границу и уже ночью оказались в боливийском городе Ла-Пас. Ла-Пас на испанском означает мир и безмятежность, но, если честно, мирным и безмятежным город совсем не выглядел. Очень много мусора на улице, здания без облицовки — как будто ты находишься в компьютерной игре, по сюжету которой только что произошел апокалипсис. Наверное, можно было бы написать, что мы чувствовали себя превосходно, но, к сожалению, это не так. Мы устали. Очень сильно устали. Нормально поесть удалось только в районе семи утра. Тогда же мы и двинулись в сторону Ла-Паса, где оказались уже ночью. Слава Богу, пятница была официальным выходным днём на «Дакаре». К слову, единственным выходным днём. Я зашла в гостиничный номер и не выдержала — начала плакать. Накопившаяся усталость, не самые приятные впечатления от Ла-Паса, желание поесть хоть что-то (найти еду в это время было уже нереально) — вот и позволила себе дать слабину.

Знаете, на самом деле, мне ни капли не стыдно в этом признаться. «Дакар», он такой — не щадит никого, не только участников и членов команды, но и журналистов. На следующее утро мне было гораздо легче. Как будто я сбросила весь этот эмоциональный груз и была готова к новым приключениям. Гонщики на «Дакаре» говорят следующее: если ты дотерпел до выходного дня, то дальше время уже летит незаметно и финиш не за горами. Хотелось бы в это верить. Я очень жду, когда мы доберёмся до Аргентины. В Боливии днём жарко (градусов пятнадцать, но солнце палит нещадно), а ночью холодно, около нуля. Вдобавок огромная высота: Ла-Пас находится на высоте 3500 метров над уровнем моря. Здесь дышится по-другому. Например, если ты идёшь в гору, то уже через несколько десятков метров начинаешь задыхаться. В связи с этим нужно пить много воды. В центре города находится стадион — я ума не приложу, как на нём играют футболисты. С ним, кстати, связана интересная история. В 2007 году ФИФА постановила, что проводить официальные матчи на стадионах, которые находятся на высоте свыше 2500 метров, нельзя. Но для стадиона в Ла-Пас сделали исключение. Вот и получается, что футболисты должны бегать по полю в экстремальных условиях — а как иначе.


Кстати, в итоге Ла-Пас произвел на меня довольно приятное впечатление. Днём, когда светит солнце, центр города просто прекрасен. Площадь Мурильо, церковь Сан-Франциско, красивейшая мощёная улица Салле Хаен с особнячками, которые остались ещё с колониальных времён. Рынок ведьм, в конце концов. Ну и фуникулёр, куда же без него. Фуникулёр открыли три с половиной года назад. На фоне типичных зданий Ла-Паса он выглядит словно с другой планеты. За полдоллара мы доехали на фуникулёре до Эль-Альто — города, примыкающего к Ла-Пасу и находящегося на высоте 4000 метров. Сам Ла-Пас оттуда смотрится просто необыкновенно. Это город огней — бедный, но яркий. Таким он и останется в памяти.


Выходной тем временем подошёл к концу. Нужно пораньше лечь спать: завтра снова рано выезжать и двигаться в сторону Уюни (это примерно 550 километров). В Уюни находится знаменитый солончак, самый большой в мире. Это такая бескрайняя белоснежная пустыня — но вместо песка там соль.

 

К слову, это у нас сегодня был выходной. Механики трудились изо всех сил. Дело в том что следующий этап «Дакара» сдвоенный — гонщики едут один этап, а на следующий день, без заезда на бивуак, ещё один. Получается, что нужно подготовить машину к двум этапам сразу. Недаром этот день тут называют страшным сном механиков. Надеюсь, в этот раз они быстро проснутся — и как можно скорее заснут уже настоящим сном. Здесь, далеко-далеко, в самом центре Южной Америки — о которой раньше мы читали только в книжках Жюля Верна.

13 января

13 января

Боливия, 13 января
Боливия, 13 января

Я думала, что сегодня написать мне будет нечего. Ну едем весь день по Боливии и едем. Ну да, пейзаж красивый, горы великолепные вокруг. Вот, пожалуй, и всё. Но не тут-то было!

По плану мы должны были доехать до солончака Уюни, поселиться там в гостиницу, снять на рассвете красивые кадры и уехать в сторону очередного бивуака. План, которому не суждено было сбыться.

Когда «Дакар» только начался, две ночи мы должны были ночевать в малюсенькой гостинице в крошечном перуанском городке. Там нас должна была ждать кровать и душ — больше нам и не надо. Но когда мы приехали туда ночью, оказалось, что про нашу бронь просто забыли. Нам повезло: хозяева отправили нас в другое место, где нас согласились принять. У меня в номере, например, не работали розетки, но на «Дакаре», я повторюсь, единственное, что важно, — это кровать и душ. Но этот опыт научил нас звонить днём в гостиницы и предупреждать, что мы всё-таки приедем. Мол, давайте ждите.

Сегодня у нас была забронирована гостиница рядом с солончаком Уюни. При этом бивуака рядом нет: у гонщиков сдвоенный этап и в лагерь организаторы не пускают никого, кроме самих боевых экипажей.

 

В гостиницу я позвонила ещё днём. Моего испанского обычно хватает, чтобы объяснить, сколько нас, сколько номеров нам нужно и во сколько мы приедем. Но в этот раз человек на другом конце провода начал что-то горячо объяснять мне в ответ. Я разобрала только слово agua, вода. Несколько раз переспросила, есть ли в гостинице вода. Вода была. Он снова начал что-то объяснять. Я поняла, что дорогу. Но зачем, мне было непонятно. В итоге я сказала, что у нас есть навигатор и мы будем через пару часов.

 

Навигатор вёл нас очень чётко, до гостиницы оставался всего час. И вдруг мы уткнулись в озеро. Наконец я всё поняла. Тут же позвонила в гостиницу и сказала, что мы не можем доехать. Сеньор ответил, что как раз это он и пытался мне объяснить: была дождливая погода и дорога на одном участке превратилась в озеро. Вопрос с ночевкой оставался открытым. Мы решили поехать в ближайший населенный пункт: до него было всего километров 60...

 

Когда мы добрались до Уюни, то увидели красивую гостиницу — для маленького южноамериканского города это большая редкость. Мы зашли туда и попытались снять номера, но гостиница ожидаемо была забита. Забавно, когда я горячо объясняла портье, что нам нужно, в отель зашёл Стефан Петрансель — самый знаменитый раллийный гонщик в мире. Ему принадлежит рекорд по количеству побед на «Дакаре» (целых 13, шесть из них на мотоцикле, семь на автомобиле). Портье без каких-либо слов сразу же протянул ему ключ от номера, а мне объяснил, что в 25 километрах отсюда есть гостиница, в которой точно есть свободные номера (нам нужно было четыре). Я спросила, хорошая ли она. Он ответил, что очень хорошая — и протянул газету, на которой были фото этой гостиницы и съёмочной команды «Звездных войн». Финальную сцену «Последнего джедая» снимали именно здесь, на Уюни. У меня был лишь один вопрос. Сколько. Оказалось, совсем недорого. Через полчаса мы уже заселялись в эту гостиницу. И это было такое счастье.


Да, я очень люблю «Звёздные войны». «Дакар» — удивительная штука. Кого-то он приводит к мечте, а меня он привёл на съёмочную площадку «Звёздных войн». Что тоже в какой-то степени мечта.

Видео - Боливия
Просмотреть заново