15 января

15 января

Аргентина, 15 января
Аргентина, 15 января
Аргентина, 15 января

Мы приехали в Аргентину. Ну ничего себе, какой сильный контраст — это первое, что пришло нам в голову. Я очень ждала, когда же мы пересечём границу и окажемся в стране Марадоны и Месси (не чужих, так сказать, мне людей). Дакаровцы, которые бывали в Аргентине, рассказывали про неё очень много хорошего. Так что я была полна ожиданий. Знаю, знаю, цитируя футбольного классика (который тогда был абсолютно прав), наши ожидания — наши проблемы. Но Аргентина не разочаровала.

Сперва мы оказались на бивуаке, расположенном недалеко от города Сальта. Ну что я могу сказать... Бивуак уровня Ritz-Carlton! Ребята, это пять звёзд! Столовая, переделанная из конгресс-холла, душ, летающий интернет (на предыдущих стоянках его не было в принципе), прекрасная погода вместо дождя (Боливия, ты всё равно мне очень понравилась), зелёная травка вместо выжженной земли и стейк на ужин. Так нас встречала Аргентина.

На стоянке «КАМАЗ-Мастера» всё было тихо-спокойно. Стало понятно, что борьба за первое место разворачивается между нашим Эдуардом Николаевым и аргентинцем Федерико Виллагра. Даже не борьба — война. Впрочем, Эдик был как всегда спокоен. Он уже дважды выигрывал «Дакар» — молодой, но очень опытный и зрелый гонщик.

 

По бивуаку, как всегда, ходил Владимир Чагин — прекрасный человек, директор команды и легенда «Дакара». К нему всегда можно обратиться по любому вопросу. И можно быть уверенной, что ты получишь ответ.

 

Владимир Геннадьевич заговорщицки подозвал меня к себе. На площадку, занятую командой, тем временем подъехал ещё один грузовик. Внутри грузовика находилась какая-то переносная капсула. «Это криокамера», — объяснил мне Чагин и сказал, чтобы я туда непременно залезла. Сказано — сделано. Уже через 10 мин мне объясняли меры предосторожности. На 2 минуты меня погрузили в криокамеру, где температура была минус 120 градусов. Бодрит! На самом деле, это действительно эффективный способ восстановления. Кроме Чагина, в криокамере так же побывали пилоты.

 

Ну а мы поехали дальше, в город Сальта. Город, из которого мы не хотели уезжать.
 

17 января

17 января

Аргентина, 17 января
Аргентина, 17 января

Действительно, в Сальте мы остались ещё на один день — хотели сделать красивые кадры для нашего отчета. Сальта выглядит восхитительно: это процветающий некогда город, который цветёт и сейчас. Но с утреца мы всё-таки поехали дальше — в сторону Чилесито, следующего пункта на карте маршрута ралли. До Чилесито было примерно 700 километров. Мы выехали в 7:30 утра и приехали туда примерно в 9 вечера. Но это потому, что по пути нам встретилась прекрасная винодельня. Мы не смогли проехать мимо — не столько, чтобы продегустировать вино (оно оказалось чересчур сладким), а столько, чтобы опять-таки наснимать красивые кадры. Аргентина удивила нас снова. Своей зажиточностью, красотой, благоустроенностью. Винодельня выглядела как с картинки, под стать нашему Mercedes-Benz GLS.

Когда мы приехали на бивуак, то в разгаре было командное собрание. Это разбор полётов, который руководство устраивает каждый день. Анализируют действия пилотов механиков. Проводят работу над ошибками. Наш Эдуард Николаев на сегодняшнем этапе проиграл аргентинцу Виллагра, но на того организаторы наложили штраф в 15 минут из-за подрезанных ремней подвески.

Между Эдиком и Виллагрой разрыв теперь составлял одну минуту— но не в нашу пользу. Гонка словно началась с самого начала. Всё собрание Эдик был предельно сконцентрирован: он понимал, что ответственность за результат команды теперь полностью на нём. Отрыв от третьего места был слишком велик, и только Николаев из четырёх экипажей претендовал на победу. Кстати, боевых экипажей сегодня осталось только три: машину Антона Шибалова, к сожалению, дисквалифицировали. Чагин подбадривал его, как мог, приводя примеры из своей биографии. В его карьере тоже были сходы с дистанции, взлёты и падения. «Дакар» не щадит никого.

 

Впереди был тяжелейший этап, состоящий из двух спецучастков. Механики трудились всю ночь, а пилоты должны были встать в 4 утра. Наступал час Икс.

18 января

18 января

Сегодня был предпредпоследний этап "Дакара", один из решающих. Невероятно, но мы поучаствовали в самой горячей истории дня. Этап состоял из двух спецучастков, нейтрализации и лиазона. Вы уже знаете, что такое спецучастки и лиазоны, а вот слово нейтрализация всплывает тут впервые.

 

Нейтрализация — это дорога между первым и вторым спецучастком. На ней строжайше запрещена дозаправка от машин типа Т5 (попросту говоря, техничек). Утром грузовики должны были быть заправлены так, чтобы топлива хватило на весь день (это 793 километра).

 

Как пресс-кар мы сегодня тоже ехали по зоне нейтрализации. И увидели, как грузовик Федерико Виллагры, главного соперника Эдуарда Николаева, дозаправляют прямо на дороге. Мы начали снимать, хотя нас толкали и пытались вырвать телефоны (как некрасиво). Мы, конечно, всё равно снимали. Журналистская привычка!

 

Дело в том, что заправленный наполовину грузовик легче на полтонны — и это даёт серьёзное преимущество над соперниками. То есть машина Николаева отправилась на старт и была на 500 килограммов тяжелее машины Виллагры. А в данном случае тяжелее значит медленнее. По состоянию на вечер четверга Николаев в общем зачёте опережает Виллагру на одну секунду. Такого на "Дакаре", за два дня до финиша и 47 часов гонки, не было еще никогда.

 

"КАМАЗ-Мастер" подал апелляцию, подкрепил её нашим видео, теперь ждёт решения. Потому что то, что делали сегодня Виллагра и его команда, это нечестно и неспортивно — и так быть не должно.

 

Наверное, это самый захватывающий день за всю нашу поездку. Сегодня мы почувствовали себя детективами и немножко борцами за справедливость — классное чувство, скажу я вам!

19 января

19 января

Аргентина, 19 января

Самый важный момент всей гонки. Час дня. Грузовики только что проехали первый спецучасток, впереди - зона нейтрализации, а за ней ещё один спецучасток — 244 километра. На зону нейтрализации приезжают два экипажа — Эдуарда Николаева и Айрата Мардеева.

Пилоты, механики и штурманы вылезают из кабины усталые, все в пыли. У них есть примерно 20 минут перевести дух, выпить холодной воды и ополоснуть лицо. В кабине нет кондиционера: сняли почти все допоборудование, чтобы машина была полегче. В субботу последний этап, но дакаровцы говорят, что отыграть или выиграть на нём что-то почти нереально. То есть все решается сегодня.

Напоминаю, до старта Первого спецучастка между Эдуардом Николаевым, пилотом Камаз-Мастер, и аргентинцем Федерико Виллагрой всего одна секунда.

 

К нашим машинам подходят аргентинские болельщики. Они начинают выкрикивать название российской команды и делать такие движения ногой — будто они втоптывают что-то в землю. Я злюсь и говорю им, что Николаев выиграет. Тем более что на Первом спецучастке машина Виллагры встала, а это значит, что Николаев лидирует. Ему очень-очень тяжело — я вижу, как сильно он устал за первый спецучасток. Но надо ехать дальше.

 

Проходит несколько часов. Появляется новая информация: аргентинец сходит с гонки! Соперничество с ним закончится. Завтра Николаев должен оформить победу. Второй год подряд!

 

Уже вечером я думаю о том, сколько красоты мы увидели за эту поездку. Пустынные дюны, глубокие каньоны, высоченные горы. Но ничего не сравнится с теми эмоциями, которые ты испытываешь от спортивных драм, которые разыгрываются на твоих глазах.

Н-И-Ч-Е-Г-О.

20 января

20 января

Аргентина, 20 января

Ну вот и всё. Так странно, конечно. Ещё неделю назад казалось, что «Дакар» и эта поездка не закончатся никогда. Но сегодня Эдик Николаев финишировал первым, его экипаж второй год подряд победил на самом экстремальном ралли в мире, и теперь это уже история.

Когда Эдик приехал на финиш, все тут же бросились его поздравлять. Команда была так счастлива. Владимир Чагин сказал прекрасные слова: «Мы положили начало победам российским спортсменов в новом 2018 году». А ведь это — сущая правда. Дальше Олимпиада, чемпионат мира.

Знаете, все спрашивают меня, согласилась бы я поехать на «Дакар», зная, что это такое. Да. Один раз испытать всё это, увидеть далёкий мир — это прекрасно. Но поехала ли бы я на него второй раз? Не знаю. Говорят, что после «Дакара» так всегда. Сперва тебе кажется, что всё, больше никогда и ни за что. Потом проходит месяц, и ты начинаешь скучать по команде, бивуаку и дороге. Не знаю, может, подобное случится и со мной. Но я точно знаю, что всё это было не зря. Спасибо Mercedes-Benz и команде «КАМАЗ-Мастер» за эти удивительные три недели. Они навсегда останутся в моей памяти.

 

Ну а завтра мы едем в Буэнос-Айрес. Финальные 700 километров — а дальше только в Москву. В Буэнос-Айресе все машины погрузят на специальные паромы — и через 3 недели водители команды встретят их во французском Гавре. Ну а пока они немножко отдохнут — но только немножко. У них впереди ещё одно ралли, «Шёлковый путь». Подготовку к нему нужно начинать уже сейчас. А у меня впереди работа на Олимпиаде в Южной Корее. Но я очень надеюсь, что с ребятами из команды «КАМАЗ-Мастер» мы ещё обязательно встретимся. Удачи вам! Это был грандиозный опыт.

Видео - Аргентина
Просмотреть заново